Арабскими цифрами: в России появилось исламское финансирование бизнеса

Как работает этот механизм и в чем его привлекательность для инвесторов.
Источник: РИА "Новости"

Заместитель председателя правления Сбербанка Анатолий Попов в кулуарах Дня инвестора сообщил, что банк предлагает новые способы финансирования корпоративных клиентов. Продукт исламского финансирования позволит, по его словам, пополнять расчетные счета компаний оборотными средствами. Стандарты соответствия исламскому финансированию уже подтвердил международный исламский комитет, переговоры по таким сделкам уже начались, подчеркнул топ-менеджер «Сбера». Подробности и мнения экспертов — в материале «Известий».

В первую очередь этот банковский продукт будет интересен для исламских субъектов РФ — Татарстана, Башкортостана и северокавказских республик, считают эксперты. Исламское финансирование распространено в странах Ближнего Востока, однако его доля в общем объеме мировых финансов пока довольно незначительна, характеризует отрасль аналитик ФГ «Финам» Игорь Додонов. «В 2019 году объем средств, управляемых в соответствии с правилами шариата, оценивался в $2,9 трлн. В 2024 году показатель, как ожидается, превысит $3,7 трлн», — говорит он.

Спорадическая активность.

В России интерес к исламскому финансированию возникает периодически, говорит старший директор — руководитель группы рейтингов проектного и структурированного финансирования АКРА Тимур Искандаров.

Так, он напоминает, что в 2000-х годах были попытки учредить исламский банк, который занимался бы финансированием торговых операций со странами Персидского залива. В 2010-х некоторые банки осуществляли отдельные сделки по принципам исламского финансирования.

— В 2020-х интерес усилился, — констатирует он. — Следует отметить внедрение исламской ипотеки банком «Ак Барс», а также создание в «Сбере» специализированного подразделения, которое занимается продвижением исламского финансирования с филиалом в Дубае.

В 2023 году принят закон об партнерском финансировании, который обозначил начало эксперимента по внедрению исламского банкинга в исламских республиках России.

— Пока речь только о первой из трех составляющих экосистемы исламского финансирования. Всего же их три: исламские банки, предоставляющие населению и бизнесу специальные виды финансовых услуг; финансовый рынок, представленный разнообразными финансовыми инструментами под общим названием сукук; страховая сфера — такафул, — рассказал собеседник «Известий».

Открытые ниши.

Шариат запрещает взимание ссудного процента (риба), а также спекуляцию или чрезмерную неопределенность предпринимательской деятельности. Это выливается в отказ от опционов, фьючерсов и любых деривативов, поясняет старший преподаватель департамента зарубежного регионоведения факультет мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, заведующий НУЛ исследований современного Ирана Эльмира Имамкулиева.

По ее мнению, развитие корпоративного исламского финансового сектора в Татарстане, Башкирии, Чеченской и Дагестанской республиках связано как раз с выбором этих четырех субъектов для проведения правового эксперимента по работе исламского банкинга.

— В России исламские финансовые продукты пока еще мало известны, — продолжает она, — но они давно распространены, например, в Великобритании, Малайзии, которая является лидером по доле исламского корпоративного сектора, Индонезии, монархиях Персидского залива. Эти продукты безальтернативны также в стремительно наращивающем партнерство с Россией Иране.

Спрос на услуги исламского банкинга есть — в первую очередь в традиционно мусульманских регионах России, полагает к.э.н., доцент, Профессор кафедры «Финансы, денежное обращение и кредит» ФФБ РАНХиГС Юрий Юденков. Особенно перспективными, на его взгляд, выглядят пассивные банковские операции (вложение денежных средств и получение части прибыли).

— В принципе, исламский банкинг может работать в любых сферах, начиная от сырьевой добычи и заканчивая производством. Предполагается, в частности, что инвестиции осуществляются коллективно — если проект приносит прибыль, она делится пропорционально взносам. Такая система распространена в Иране, Пакистане, ОАЭ и ряде других стран, — поясняет эксперт.

Россия усиливает сотрудничество по новым международным направлениям, в том числе со странами, в которых традиционно сильны позиции ислама, и легализация исламского банкинга, по оценке большинство респондентов издания, будет способствовать сближению с этими партнерами.

Бизнес с оглядкой.

Помимо запрета на получение доходов от процентов, исламский банкинг запрещает финансировать ряд отраслей: производство алкоголя, табака, свиноводство, игорный бизнес.

В рамках исламского финансирования банки (и другие финансовые организации) получают фактически прибыль с инвестиций. Наиболее распространенные операции — это рассрочка, лизинг, долевое финансирование. Здесь, возможно, даже лучше подходит понятие проектного финансирования, когда банк выступает инвестором и разделяет риски компании, которой дает деньги — разъясняет Игорь Додонов.

На перспективу.

В России рынок финансовых услуг в соответствии с правилами шариата пока только начинает развиваться, утверждает Игорь Додонов.

— Сейчас в стране проживает порядка 20 млн мусульман, которые в разной степени соблюдают религиозные каноны, поэтому распространение исламского банкинга должно сделать финансовые услуги доступнее для значительного числа граждан, исповедующих ислам, — говорит он.

И хотя делать какие-то прогнозы по развитию рынка исламского финансирования эксперт считает делом сложным, выход «Сбера» в этот сегмент в целом представляется спикеру оправданным.

Следующие шаги, по мнению Эльмиры Имамкулиевой, видятся в создании устойчивой инфраструктуры для привлечения и гарантии вложенных средств из стран, где исламский банкинг распространен.

— Кроме того, на наш взгляд, для развития этой сферы необходимо повышать финансовую грамотность населения касательно исламских финансовых продуктов, а также подготавливать специалистов по исламским финансам, — рассказала собеседница издания.

После «обкатки» банковских продуктов на основе исламского финансирования на внутреннем рынке, скорее всего, будут разработаны похожие предложения для рынка внешнего, уверена заместитель директора Банковского института развития Юлия Макаренко.

— Наиболее перспективным кажется наращивание сотрудничества даже не с ОАЭ или саудитами, которые ментально, несмотря на сближение в последние годы, далеки от нас, а с Узбекистаном. Эта страна экономически развивается семимильными шагами, — оценивает перспективы финансист.