Шекель и лира: что будет с валютами дальше

На этой неделе курсы турецкой лиры и израильского шекеля обновили свои минимумы к доллару на фоне обострения ситуации на Ближнем Востоке. Экономист, бывший старший вице-президент банка «Открытие» Константин Церазов раскрыл, что будет с этими валютами дальше и стоит ли ждать укрепления курса.

Источник: AP 2023

Обычно геополитическая нестабильность провоцирует снижение валют стран, участвующих в конфликте. Доллар США в такие моменты пользуется повышенным спросом благодаря своему статусу валюты-убежища.

В недавнем прошлом снижение шекеля в периоды арабо-израильских конфликтов оказывалось довольно краткосрочным. Однако текущие события в Израиле выглядят беспрецедентными и затрудняют прогнозирование курсов путем проведения исторических аналогий. Конфликт может затянуться, и в него могут оказаться втянуты другие стороны, например Иран: это оказывает дополнительное давление на израильские активы.

Что касается экономики Израиля, то стоит ожидать резкого спада в индустрии туризма и гостеприимства страны. Но, вероятно, еще более важным фактором давления на его экономику станет огромное — в масштабах страны — число резервистов, призванных на воинскую службу. Это приведет к резкому сокращению доступной рабочей силы.

На этом фоне Банк Израиля поспешил успокоить инвесторов, сообщив о том, что направит на защиту шекеля $45 млрд: $30 млрд в виде прямой продажи валюты и еще $15 млрд через механизм валютных свопов. Регулятор обладает очень большими — относительно размера экономики страны — валютными резервами, превышающими $200 млрд (эквивалентно около 40% ВВП страны). Какой объем валюты Банк Израиля реально продаст для защиты шекеля — узнаем в начале ноября, когда будет опубликован соответствующий отчет.

Такой беспрецедентный масштаб валютной интервенции на уровне 22,5% от валютных резервов можно расценивать как сигнал Банка Израиля о намерении защитить национальную валюту. Кроме того, $45 млрд — серьезный навес валюты, который может отпугнуть потенциальных спекулянтов.

Резюмируя вышесказанное, можно предположить, что при прочих равных — если конфликт затянется — до конца года шекель может продолжить дешеветь к доллару, однако Банк Израиля будет сглаживать данный процесс валютными интервенциями. Возможно, курс USDILS завершит год в области 4,00−4,05.

Турция не является стороной конфликта, поэтому его влияние на лиру ограничено. После летне-осенней девальвации к доллару почти на 40% турецкая лира выглядит дешевой. Кроме того, макроэкономическая политика в стране движется в разумном направлении: процентные ставки растут, а кредитование замедляется.

В последние месяцы курс лиры относительно стабилизировался, а валютные резервы страны заметно выросли. Это выглядит очень позитивным фактором, так как Банку Турции не приходится тратить валютные резервы для поддержки лиры.

Политика новой экономической команды Анкары повышает привлекательность активов страны, в том числе — и лиры. По мере дальнейшего развития финансового рынка страны — в частности, снятия ограничений на заключение сделок на офшорном рынке валютных свопов — приток иностранного капитала в Турцию будет расти, что станет позитивным драйвером для лиры. В текущий момент арабо-израильский конфликт представляется второстепенным фактором для турецкой валюты, которая выглядит довольно дешевой.

«Данная информация носит исключительно информационный (ознакомительный) характер и не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией».