А уже все: эксперты оценили слова Набиуллиной о запоздалом росте ставки

Глава Банка России Эльвира Набиуллина признала, что решение поднимать ключевую ставку было запоздалым: надо было с весны ужесточать денежно-кредитную политику, а не в июле. Какими бы были сейчас курс рубля и уровень инфляции, если бы ставка повышалась раньше, рассказали опрошенные Финансами Mail.ru аналитики.
Источник: Бан России

Регулятор мог начать повышение ставки, «например, весной», — заявила глава Банка России Эльвира Набиуллина.

«Инфляционное давление начало расти во второй половине года. И сейчас действительно темп роста цен достаточно высокий, сильно выше нашей цели по инфляции. И, да, оглядываясь назад, мы понимаем, что денежно-кредитная политика была мягкой и надо было повышать ставку раньше», — пояснила она в интервью РБК.

Ключевая ставка в России сохранялась на уровне 7,5% с сентября 2022 года. Но в июле 2023-го, на фоне резкого снижения курса рубля (с 69 рублей за доллар в январе до 93 рублей в июле), а цены неудержимо растут, ЦБ перешел к повышению ставки. Первый шаг был в один процентный пункт, до 8,5%. Менее чем через месяц темп повышения вырос — в августе ставка повышена до 12%. В сентябре — до 13%, в октябре — до 15%, в декабре — в пятый раз подряд — до 16%.

За полгода ключевая ставка выросла более чем в 2 раза. Годовая инфляция к 18 декабря выросла до 7,2%, по данным Росстата.

Цель Банка России — снижение инфляции до 4%, и регулятору не раз приходилось пересматривать прогнозы. «По итогам 2023 года годовая инфляция ожидается вблизи верхней границы прогнозного диапазона 7,0−7,5%», — сообщил 15 декабря регулятор в заявлении о повышении ставки до 16%.

Что было бы с рублем

Каким был бы курс национальной валюты и уровень инфляции в стране, если бы ужесточать ДКП начали раньше?

«Рубль бы остался примерно в тех же значениях, но инфляция бы замедлилась раньше и составила порядка 6,5% по итогам года. В целом повышение ставки не оказывает существенного воздействия на курс рубля, но тем не менее тормозит потребительскую инфляцию за счет торможения кредитования», — считает Денис Перепелица, доцент кафедры мировых финансовых рынков и финтеха РЭУ им. Г. В. Плеханова.

По его мнению, Банк России находится в сложной ситуации, так как вынужден балансировать интересы бизнеса и населения. Резкое повышение ставки летом привело бы к замедлению кредитования бизнеса и сильному снижению годовых показателей прибыли.

«Так что осторожная стратегия, выбранная Банком России, объясняется необходимостью учета интересов всех участников экономических отношений», — отметил экономист.

«Не вполне понял, чем могло бы быть продиктовано повышение процентной ставки ЦБ РФ весной текущего года», — прокомментировал заявление Набиуллиной Владимир Рожанковский, управляющий директор Trade123.

«В тот период рубль по-прежнему находился на комфортных уровнях, инфляция была минимальной с начала эпидемии COVID-19, а торговый баланс России был уверенно положительным, — напомнил экономист. — То есть, исходя из традиционных факторов, которые ЦБ принимает в расчет при необходимости ужесточения монетарной политики, в тот период не присутствовал ни один».

По его мнению, девальвация рубля ускорила рост цен, и можно было раньше — той же весной — принять закон об обязательном возврате валютной выручки, а репатриация валютных доходов введена по указу президента лишь в октябре. Это бы избавило от такого значительного повышения ставки и оставило бы доступными кредиты для бизнеса, производство, которые теперь сокращаются и могут снизить товарное предложение и без того отстающего от огромного спроса на товары и продукты.

«Другое дело, что в период резкой девальвации рубля, с середины июля по конец октября текущего года, изменение монетарной политики и принятие закона об обязательной репатриации валютной выручки явно запоздали, и именно это обстоятельство и привело к столь значительному инфляционному скачку», — подчеркнул Владимир Рожанковский.

«В ослаблении рубля ключевую роль сыграл дефицит на валютном рынке», — считает управляющий директор GIF Global Invest Fund Сергей Попов.

Если ЦБ РФ начала повышать ставку на 3−4 месяца раньше, то курс рубля все равно находился бы около текущих уровней, но, возможно, удалось бы избежать его снижения до 100 рублей за доллар.

Сергей Попов
управляющий директор GIF Global Invest Fund

«Несмотря на высокие ставки в России относительно долларовой зоны, это не оказывает такого влияния на курс как раньше. Так как приток валюты со стороны иностранных инвесторов по механизму carry-trade (перевод валюты из страны с низкими ставками в страну с высокими ставками) сильно ограничен из-за санкционных рисков. Но высокие ставки позволили несколько замедлить отток капитала, что положительно сказалось на курсе», — считает инвестиционный эксперт.

«Что касается инфляции, то, скорее всего, она бы удержалась в рамках старого прогноза ЦБ, не превысив 7%. Так как эффект от затухания кредитного импульса был бы виден уже в начале осени», — полагает Сергей Попов.

«Данная информация носит исключительно информационный (ознакомительный) характер и не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией».

​​