В ВТБ назвали теневые инструменты монетарной политики Центробанка

Некоторые инструменты денежно-кредитной политики государства являются теневыми. Такое мнение высказал первый зампред ВТБ Дмитрий Пьянов на телеконференции с журналистами по отчетности за 10 месяцев. Основным инструментом монетарной политики Банка России является ключевая ставка.
Источник: РИА "Новости"

К инструментам теневой ДКП Пьянов отнес возвращение к полноценному соблюдению банками базельского норматива краткосрочной ликвидности c 1 марта 2024 г., остановку покупки валюты по бюджетному правилу, прямые ограничения на выдачи кредитов и надбавки на капитал. Теневым элементом банкир также считает репатриацию валютной выручки экспортерами, так как «это тоже влияет на курс рубля, а через курс рубля на инфляцию».

Интрига всего 2024 года, по мнению Пьянова, — сможет ли ЦБ привести инфляцию к таргету 4−4,5% к концу года со всеми вводными в виде значения рынка труда, бюджета, высокого темпа роста кредитного портфеля (в особенности корпоративного) и ожиданий розничных поставщиков касательно цен.

По его мнению, потребуются все умения регулятора, как явные, так и скрытые, но есть ненулевая вероятность, что этот интервал будет пересмотрен вверх из-за невозможности победить «навес проинфляционных факторов» до конца года.

Пьянов напомнил, что в 2024 г. ожидается мягкая бюджетная политика (дефицит), а успешные периоды победы над инфляцией — это годы чрезвычайно жесткой бюджетной политики при низких ценах на нефть.

Одним из проинфляционных факторов Пьянов называет рост кредитования юрлиц: повышение ключевой ставки вкупе с другими мерами достаточно эффективно сдерживает розничное кредитование, но не корпоративное. В октябре портфель юрлиц в ВТБ вырос на 3,3%, физлиц — на 2%. Каждый корпорат «несчастлив по-своему» и приходит за кредитом по своей причине, объяснил Пьянов: у кого-то раньше было финансирование из фонда национального благосостояния, кто-то нагружен НДПИ и привязанными к курсу пошлинами, у компании также могут быть задержки поступления юаневой выручки и ей нужна кредитная линия.

В ВТБ не наблюдают значительного замедления роста портфеля даже в ноябре, рассказал Пьянов. Сейчас в среднем в банке начинают «торговаться» с заемщиками с уровня ставки ключевая плюс 2 п. п. и могут снизить ее до ключевая плюс 1,5 п. п.

Банкир охарактеризовал ситуацию, проведя параллель с фразой из книг серии «Властелин колец».

Перефразируя фразу из [Джона Р. Р.] Толкина «время эльфов прошло, наступает время людей», можно сказать «время розницы прошло, наступает время КИБа (корпоративно-инвестиционного бизнеса)».

Дмитрий Пьянов
первый зампред ВТБ

Недостижимый таргет

Только при крайне маловероятном стечении событий (таких, как нефть по $200/барр.) инфляция к концу следующего года может оказаться в районе таргета ЦБ в 4−4,5%, говорит главный макроэкономист УК «Ингосстрах-инвестиции» Антон Прокудин. Достичь таргета можно только за счет укрепления рубля в первом полугодии, поясняет он. Но в базовом сценарии «Ингосстрах-инвестиции» ожидают его ослабления.

Консенсус в октябрьском макроэкономическом опросе Банка России по инфляции на конец этого года составлял 7%, а на конец 2024 г. — 5,1%, напоминает главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев. Он прогнозирует инфляцию на конец 2023 г. на уровне 7,8%, а на конец 2024 г. — 6%. По оценке Васильева, на последующих заседаниях ЦБ повысит прогноз по инфляции на конец следующего года, а возвращение к целевым 4% состоится в 2025 г. Основной причиной для этого будут более высокие значения инфляции, чем ожидает ЦБ.

В 2024 г. останутся многие проинфляционные факторы, которые были и в этом году, говорит Васильев.

Помимо мягкой бюджетной политики рынок труда, по прогнозам Совкомбанка, останется крайне напряженным, а безработица сохранится вблизи своих исторических минимумов в районе 3%. Из-за дефицита кадров зарплаты продолжат расти быстрыми темпами, опережающими производительность труда, поясняет Васильев. Также сохраняются риски глобальной рецессии в 2024 г. и риски усиления геополитических противоречий, добавляет он: в следующем году пройдут выборы в России, США, на Тайване. По его словам, это повышает риски снижения сырьевых цен, что будет оказывать давление на профицит текущего счета платежного баланса России и курс рубля.

Для сдерживания более высокой инфляции ЦБ придется проводить более жесткую монетарную политику в течение длительного времени, полагает Васильев. Поэтому Совкомбанк ожидает, что регулятор на ближайшем заседании 15 декабря повысит ключевую ставку еще на 100 б. п. до 16% годовых. Также там допускают подъем ключевой ставки в декабре на 200 б. п. до 17%, если недельные данные по инфляции будут показывать разгон инфляции к 8% к концу года.

Теневые меры ЦБ

В августе ЦБ отказался до конца 2023 г. от покупок иностранной валюты по бюджетному правилу в целях снижения волатильности финансовых рынков. Также в качестве меры поддержки экономики власти ввели в октябре на полгода требования по обязательной репатриации и продаже на российском рынке части валютной выручки отдельными экспортерами (список не раскрывается). С того момента, 12 октября, рубль укрепился почти на 12% к доллару, и по итогу торгов 23 ноября американская валюта стоила 88,4 ₽/$.

В 2022—2023 гг. ЦБ предоставил системно значимым банкам (их 13) послабления по условиям соблюдения норматива краткосрочной ликвидности из-за влияния санкций и системного стресса. Сейчас эта мера утратила свою актуальность, отмечает регулятор: в последнее время наблюдается стабилизация рынка и устойчивая тенденция к росту средств на счетах как граждан (+17%, или 5,8 трлн руб., за последние 12 месяцев по состоянию на 1 октября 2023 г.), так и компаний (+13%, или 5,4 трлн руб.).

Макропруденциальные надбавки требуют от банка больше капитала при выдаче рискового кредита. Но в ЦБ не раз признавали, что они менее действенны для банков с большим запасом капитала. Также в этом году у ЦБ появился новый инструмент — прямые ограничения на выдачи потребительских необеспеченных кредитов, или макропруденциальные лимиты. Сейчас у МФО на заемщиков с предельной долговой нагрузкой (отношение среднемесячных платежей заемщика по всем кредитам к среднемесячному доходу) выше 80% должно приходиться не более 15% от всех выданных за квартал займов, для банков — не более 5%.