Конец эпохи быстрого роста: что происходит с китайской экономикой

Восстановление китайской экономики после снятия ковидных ограничений в конце прошлого года столкнулось с препятствиями. Об этом говорят поступающие негативные данные по ключевым экономическим показателям. Рост ВВП, динамика внешней торговли и розничные продажи оказались значительно ниже прогнозов по итогам II квартала.
Источник: Reuters

Разгонится ли китайская экономика до двузначных темпов роста и почему в текущих реалиях ей предрекают японский сценарий развития?

Что случилось

После того как в конце прошлого года китайские власти начали снимать пандемийные ограничения, которые действовали в стране почти три года, экономике прогнозировали быстрый и уверенный рост. Однако спустя всего полгода оптимизм по поводу постковидного восстановления Китая практически исчез на фоне поступающих негативных данных. Валовый внутренний продукт Китая во II квартале этого года вырос всего на 0,8% в сравнении с предыдущим кварталом. В годовом выражении экономика выросла на 6,3%, ускорившись с 4,5% в I квартале. Однако этот показатель оказался на 1 п.п. хуже рыночных ожиданий, а сам рост фиксируется с низкой базы прошлого года.

Ухудшаются и другие ключевые экономические показатели.

Рост розничных продаж в июне замедлился до 3,1% в годовом выражении по сравнению с 12,7% в мае. Общий уровень безработицы в течение II квартала был на уровне 5,2%, однако среди молодежи этот показатель побил майский исторический рекорд и достиг 21,3%.

На этом фоне крупнейшие в мире банки стали ухудшать свои прогнозы по ВВП Китая. Citigroup понизил прогноз роста экономики Китая в этом году с 5,5% до 5%, Morgan Stanley — с 5,7% до 5%, даже Goldman Sachs, оптимистично смотревший на перспективы китайской экономики, снизил ожидания с 6% до 5,4%.

В чем же причина медленного разгона второй экономики мира?

Проблемы на внешнем и внутреннем рынках

Снижение своего прогноза по росту ВВП Китая Goldman Sachs объясняет сохраняющимися проблемами на рынке недвижимости в стране (цены и количество сделок снижаются, у застройщиков высокий уровень долговой нагрузки), «повсеместным» пессимизмом среди потребителей и бизнесменов и недостаточным смягчением монетарной политики.

Управляющий директор «Газпромбанк Private Banking» Егор Сусин выделяет почти полное отсутствие восстановления внутреннего спроса как основную причину медленного роста китайской экономики. По его мнению, после трехлетнего охлаждения экономики потребители пока не готовы наращивать потребление. «Если в доковидные времена внутренний спрос был одним из главных двигателей экономики, то сейчас он таким не воспринимается», — указывает экономист.

Еще одна проблема, по мнению Сусина, — в отсутствии значительного стимулирования внутреннего потребления со стороны правительства. «После пандемии домохозяйства накопили значительные сбережения, причем они до сих пор продолжают расти, но склонности тратить эти средства пока у местного населения нет», — констатирует Сусин. Как ни странно, проблемой для Китая в текущих реалиях является низкая инфляция, продолжает экономист.

«Из-за низкой инфляции местные домохозяйства откладывают крупные покупки на потом. Так что вопрос о восстановлении китайской экономики упирается в то, смогут ли власти разогнать внутренний спрос и потребление», — заключает эксперт.

Другая проблема — снижение внешнеторговых показателей. По итогам июня экспорт в годовом выражении снизился на 12,4%, а импорт — на 6,8%, причем оба показателя упали сильнее ожиданий рынка (-9,5% и −4% соответственно). Такой обвал экспорта стал рекордным за последние три года. Reuters объясняет сокращение внешнеторговых показателей замедлением крупных экономик по всему миру в целом на фоне агрессивного цикла по повышению ставок. «Глобальный спад спроса на товары будет и в дальнейшем сказываться на экспорте», — сказал экономист по Китаю в Capital Economics Цзычунь Хуан. Он ожидает, что экспорт из Китая продолжит ухудшаться и достигнет дна к концу этого года.

По японскому сценарию

На фоне последних данных растут опасения, что экономика Китая приближается к дефляции. «Я думаю, мы на грани дефляции», — считает главный экономист Grow Investment Group Хун Хао, отмечая, что цены производителей уже снижаются.

В июне в годовом выражении в стране был зафиксирован нулевой рост цен, в мае — инфляция в 0,2%.

По мнению Сусина, если китайские власти будут пренебрегать стимулированием экономики, то ситуация в Китае может трансформироваться в нечто похожее на проблемы Японии во время так называемого «потерянного десятилетия». С 1990 года экономический рост Японии замедлился до 1−2% в среднем с 4−7% ранее на фоне нескольких лопнувших пузырей, в том числе и на рынке недвижимости.

Именно активное жилищное строительство по всей стране долгое время было драйвером китайской экономики, однако за время пандемии сектор накопил огромный долг и большой портфель из недостроенных объектов.

Структурных факторов для улучшения ситуации не так много — рождаемость снижается, урбанизация замедляется, отмечает Bloomberg.

Главный экономист исследовательского института Nomura Ричард Ку считает, что проблемы Китая более сложны, чем у Японии в свое время. По его мнению, в Китае сейчас наблюдается «балансовая рецессия», когда потребители и предприятия выплачивают долги вместо того, чтобы брать кредиты и инвестировать. Ку считает, что именно так начинаются экономические депрессии, и единственное лекарство от этого — «быстрое, существенное и устойчивое» фискальное стимулирование, которое он не считает возможным, учитывая солидный внешний долг Китая. Рост китайской экономики в ближайшем десятилетии замедлится до 3%, что «будет ощущаться как экономический спад», прогнозирует старший научный сотрудник Американского института предпринимательства Десмонд Лахман.

Чтобы попытаться избежать негативных последствий, во втором полугодии 2023 года правительство и ЦБ Китая усилят стимулирующие меры для оживления экономической активности в стране, предполагает руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая.

Она ожидает дальнейшего снижения процентных ставок в Китае, внедрения новых мер поддержки строительства и внутреннего потребления, а также инвестиций в увеличение технологической независимости, особенно в условиях внешнеторговых ограничений со стороны США.

С тем, что Китай перейдет к стимулированию экономики, согласен и Егор Сусин из «Газпромбанк Private Banking». По его мнению, именно стимулирование внутреннего спроса могло бы поддержать желаемые темпы роста китайской экономики. Официальный прогноз Китая на этот год — рост ВВП на 5%.

Почему это важно

Замедление экономики Китая прежде всего будет негативно сказываться на мировых поставщиках сырья, считает ведущий аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова. Китай является крупнейшим импортером энергоресурсов в мире. «При замедлении экономики страна будет покупать значительно меньше сырья, что в конечном итоге приведет к избытку предложения многих ресурсов на мировом рынке и падению цен», — объясняет аналитик. Мировые цены на сырье уже сейчас ниже, чем они могли бы быть, если бы китайская экономика развивалась теми темпами, каких от нее ожидали в начале года.

Для России в условиях частичной изоляции от западных контрагентов Китай — один из ключевых внешнеторговых партнеров.

Пока даже на фоне слабого восстановления китайской экономики динамика внешней торговли между Китаем и Россией выглядит позитивно. Из данных китайской таможни следует, что за первое полугодие 2023 года товарооборот между странами вырос на 40,6%, достигнув рекордных $114,5 млрд. «Впрочем, рост товарооборота связан преимущественно с увеличением китайских поставок в Россию (в частности, автомобилей), в то время как рост импорта Китая из России выглядит более сдержанным», — отмечает Беленькая из ФГ «Финам».

Артем Терентьев