ЦБ определил уязвимости финансового сектора

Банк России обозначил пять новых уязвимостей финансового сектора, следует из опубликованного обзора финансовой стабильности. Среди них: дальнейшее ограничение доступа к платежной инфраструктуре в «токсичных» валютах, рост сбережений граждан в иностранных инструментах, дисбалансы на рынке жилой недвижимости и риски проектного финансирования, процентные риски банков на фоне повышения госдолга. К уязвимостям нефинансового сектора ЦБ относит подверженность компаний санкционному давлению, а также выход иностранных инвесторов из российских активов.
Источник: Reuters

Обзор финстабильности публикуется ЦБ дважды в год. Уязвимость, как поясняет ЦБ, «отражает накопленные дисбалансы в экономике, может увеличивать вероятность шока, вследствие шока может привести к системным сбоям».

Комментируя первую уязвимость, Банк России констатирует продолжающееся ухудшение ситуации с расчетами и корреспондентскими отношениями в «токсичных» валютах на фоне расширения санкций, давления на работающих в РФ «дочек» иностранных банков. Одновременно на фоне ухода нерезидентов фиксируется «существенное сокращение открытой позиции по валютным свопам в “токсичной” валюте».

Вторая касается зафиксированного роста сбережений граждан в иностранных инструментах. В 2022 году существенно возрос объем переводов граждан на свои счета в иностранных банках и брокерах. По расчетам ЦБ, на начало апреля 2023-го уровень таких сбережений составляет 19,2% (рост на 4,1 п. п. с начала 2022-го).

Такие переводы зачастую используются для оплаты расходов в поездках за рубежом и при оплате импорта товаров и услуг, «однако оставшаяся часть отражает тенденцию к росту сбережений граждан в иностранных инструментах». По оценке ЦБ, «это несет риски для граждан, банковского сектора (сокращая их пассивы) и экономики в целом (в виде более высокой стоимости заимствований)». В случае недружественных стран польза от такой диверсификации портфеля может перекрываться неконтролируемыми санкционными рисками, предупреждает регулятор.

Ограничение для россиян со стороны иностранных финансовых институтов, которое уже имело место в практике, может расшириться, считает ЦБ.

Что касается роста долговой нагрузки, Банк России отмечает повышенный риск-аппетит банков к необеспеченному кредитованию в четвертом квартале 2022 года, произошедшую адаптацию банков к новому инструменту регулирования (они должны соблюдать ограниченную долю выдач рискованных кредитов — так называемые макропруденциальные лимиты), а также устойчивый рост необеспеченного кредитования. Впрочем, качество кредитного портфеля стабильно: за квартал доля просрочки свыше 90 дней не изменилось — 8,7%.

Две последние уязвимости связаны с рынком жилья и процентным риском.

ЦБ отмечает, что в конце 2022 года на сайтах банков появились предложения снизить процентную ставку по ипотеке не за счет завышения стоимости жилья, а за счет единоразового платежа. По оценке ЦБ, такая практика несет риски для заемщика. Кроме того, рост объема кредитования жилищного строительства повышает уязвимость банков в случае коррекции цен на недвижимость.

ЦБ также считает, что уязвимость банков к процентному риску превышает докризисный уровень: доля краткосрочных обязательств остается выше значений начала 2022 года. «В условиях временных регуляторных послаблений по нормативам ликвидности банки стремятся в первую очередь наращивать кредитование, а не восстанавливать буфер ликвидности», — указывается в обзоре. ЦБ намерен оценить, как в крупных банках управляют процентным риском, и обещает разработать новые подходы к регулированию риска ликвидности.

Ольга Шерункова