Доля дружественных стран во внешней торговле РФ в 2023 году составила 75%

Замминистра экономического развития РФ Владимир Ильичев отметил досрочное достижение цели по наращиванию двусторонней российско-китайской торговли товарами и услугами до $200 млрд к 2024 году.
Источник: Reuters

МОСКВА, 2 февраля. /ТАСС/. Доля дружественных стран во внешней торговле России в 2023 году составила 75%. Об этом заявил заместитель министра экономического развития РФ Владимир Ильичев в ходе заседания Комиссии по внешнеэкономической деятельности Общественного совета при Минэкономразвития.

«По итогам 2023 года доля дружественных стран во внешней торговле России составляет более 75%. Перспективными партнерами в этом направлении являются Китай, Индия, страны ЕАЭС и СНГ, некоторые страны Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, Ближнего Востока и Африки», — сказал он, отдельно отметив досрочное достижение цели по наращиванию двусторонней российско-китайской торговли товарами и услугами до $200 млрд к 2024 году.

Замминистра также сообщил, что в январе — ноябре 2023 года зафиксировано увеличение товарооборота со странами АСЕАН. «Данные показатели уже превысили цифры за весь 2022 год, — подчеркнул Ильичев. — С отдельными странами АСЕАН отмечен рекордный рост товарооборота. В январе — ноябре 2023 года торговля с Мьянмой увеличилась на 167%, с Сингапуром — на 112%. Положительную динамику в торговле отмечаем и с такими странами, как Лаос — увеличение на 17%, Камбоджа — на 15%, Вьетнам — на 8%».

Столь высоких результатов в 2023 году, по его словам, во многом удалось достичь благодаря снятию барьеров для экспорта российской пшеницы во Вьетнам, Мьянму и Индонезию, а также за счет устранения барьеров для экспорта удобрений во Вьетнам.

Соглашение с Ираном о ЗСТ

Замглавы МЭР напомнил о подписанном в прошедшем году соглашении о свободной торговле с Ираном. Оно, подчеркнул Ильичев, позволит переориентировать товаропотоки. «Тарифные преференции, зафиксированные в соглашении, охватывают более 95% российских поставок в Иран. Соглашение содержит и системные обязательства сторон, которые создают предсказуемую регуляторную среду для российских поставщиков в Иране. Иран не является членом ВТО, но, по условиям соглашения, будет следовать базовым правилам этой организации», — добавил замминистра.