Мифические рупии: как и чем в действительности оплачивают российскую нефть

После введения эмбарго на морские поставки российской нефти Россия перенаправила большую часть экспорта с европейского рынка в Индию и Китай. Неизбежным следствием этого стало использование в расчетах валют, помимо доллара США, и евро, а в середине этого года появились свидетельства того, что российские компании не могут воспользоваться рупиями, полученными за поставки нефти в Индию. Forbes разбирался, как и чем в эпоху санкций расплачиваются клиенты за российские углеводороды.
Источник: AP 2023

По данным базирующегося в Финляндии Аналитического центра исследований в области энергетики и чистого воздуха (CREA), в октябре нынешнего года крупнейшим покупателем российской нефти стал Китай. На его долю приходилось примерно 52% общего объема российского экспорта нефти, на Индию — 34%, на Турцию — 4%. Если верить этой статистике, так выглядит география торговли российской нефтью после того, как в конце 2022 года вступил в силу запрет на морские поставки нефти из России в страны «Большой семерки», Европейского союза и Австралию.

Традиционно международная торговля нефтью проводится в американских долларах, напоминает аналитик ФГ «Финам» Александр Потавин. «Поскольку после событий 2022 года Россия находится под международными санкциями, она стремится минимизировать свою зависимость от доллара США и евро в торговле нефтью, — говорит эксперт. — Это привело к тому, что Россия и ее торговые партнеры стали использовать в расчетах альтернативные механизмы платежей, в том числе расчеты в национальных валютах».

Forbes выяснил у экспертов, как при нынешней географии поставок осуществляется большинство платежей за российскую нефть.

Зависшие рупии

Еще в середине года в СМИ начали появляться сообщения о проблемах, возникших у России во взаиморасчетах с клиентами, в первую очередь с Индией. В августе бывший министр финансов и экс-глава банков ВТБ24 и «Открытие» Михаил Задорнов заявлял, что в Индии зависли миллиарды долларов в рупиях, которыми местные покупатели расплачивались за российские углеводороды. «Россия поставила в Индию нефть и нефтепродукты в первом полугодии на $30 млрд, а наш импорт из Индии оценивается примерно в $6−7 млрд в год. Нам нечего покупать в Индии, но мы не можем эти рупии вернуть, поскольку рупия — неконвертируемая валюта», — утверждал Задорнов.

С индийскими рупиями существует фундаментальная проблема, соглашается Потавин из «Финама»: "Хотя Индия стала вторым крупнейшим по объемам потребителем российской нефти, конвертация индийской валюты очень ограничена. Однако официальные лица опровергали информацию о зависших рупиях. Минэнерго заявляло, что нефтяные компании возвращают большую часть валютной выручки, а любые задержки не носят системного характера. Индийский посол в России Паван Капур также подтверждал, что Индия расплачивается за российскую нефть исключительно в твердой валюте.

Пока что рупии во взаиморасчетах за российскую нефть не используются, уверен независимый нефтегазовый эксперт Алексей Кокин. Нефтяных рупий, застрявших в Индии, не существует, согласен и старший эксперт экономического департамента Института энергетики и финансов Михаил Журавлев: «Индийские НПЗ оплачивают нефть из России в основном долларами и дирхамами ОАЭ». Дирхам собеседник Forbes называет исключительно российской находкой, по его словам, поставки в Индию в любой валюте, отличной от доллара, в частности в дирхамах и юанях, свойственны только России.

В то же время, говорит Журавлев, российские компании при выставлении экспортных счетов все чаще используют юань, который легко конвертировать в рубли из-за высокой ликвидности. В итоге нефтяной импорт из России, оплачиваемый китайскими юанями, растет, а доля доллара сокращается. Однако индийские НПЗ, в первую очередь принадлежащие государственным компаниям, осторожно относятся к юаню, отмечает Журавлев. По его словам, единственным индийским импортером, оплачивающим сейчас нефть в юанях, является принадлежащая миллиардеру Мукешу Амбани Reliance Industries. Государственные же Indian Oil, Hindustan Petroleum и Bharat Petroleum активно используют дирхам. Такая избирательность, говорит Журавлев, связана с курсом правительства Индии на ограничение платежей в юанях из-за растущей геополитической напряженности с Китаем и борьбы за влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На уровне же бизнеса причина — в высоких валютных рисках при расчетах в юанях по сравнению с использованием дирхама, курс которого де-факто привязан к доллару США.

По сведениям Журавлева, первые две поставки нефти, оплаченные в юанях, произошли в августе и сентябре и были небольшими по объемам — по 40 000 т каждая. В октябре 2023 года «малоизвестные трейдеры» поставили уже 437 000 т российской нефти за юани: одну партию нефти марки ВСТО (сорт сибирской нефти, поставляемой по трубопроводу Восточная Сибирь — Тихий океан в порт Козьмино в Приморском крае. — Forbes) и три партии стандартного сорта Urals.

Всего же за девять месяцев 2023 года, знает Журавлев, Индия импортировала 69 млн т российской нефти, из которых 29 млн т было оплачено в долларах, а 40 млн т — в дирхамах. В октябре импорт нефти в Индию из России составил 8,0 млн т, из этого объема более 5% всех поставок было оплачено в юанях, 49% — в долларах и 46% — в дирхамах. По мнению Журавлева, если схема расчетов станет отработанной для всех участников расчетов, к Reliance Industries смогут присоединиться другие частные компании, и за этим последует увеличение доли юаня в российской торговле нефтью с Индией.

Процесс дедолларизации идет, но пока что определить конкретную долю валют в сделках сложно, возражает эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович. «Трансакции могут совершаться в несколько этапов и на разных этапах могут использоваться разные валюты, например дирхамы, — продолжает собеседник Forbes. — Они могут не попадать в Россию напрямую, а приходить из Индии на счета “дочки” какой-нибудь российской компании в ОАЭ, а там конвертироваться в доллары, которые будут поступать в Россию. Доллары также могут предварительно конвертироваться в рубли. Компании не будут об этом подробно рассказывать. Но, судя по косвенным признакам, такие вещи могут происходить. Или индийцы могут платить в долларах, которые в ОАЭ конвертируются в дирхамы, а затем в рубли. То есть сделка может идти в несколько этапов, и, возможно, на каком-то этапе все-таки будут использоваться доллары».

Надежный юань

Гораздо лучше обстоят дела с дедолларизацией в российско-китайской торговле. «Между Россией и КНР растут объемы взаиморасчетов в национальных валютах. На юань и рубль уже приходится 95% всех торговых операций», — сообщил на состоявшемся недавно в Пекине заседании российско-китайской межправительственной комиссии по инвестиционному сотрудничеству первый вице-премьер Андрей Белоусов.

Китай импортировал из России в январе — октябре 88,5 млн т нефти, что на 23% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сообщил ТАСС со ссылкой на Главное таможенное управление КНР.

Использование юаней во взаиморасчетах России с Китаем удобно обеим сторонам, говорит независимый эксперт Кокин. «Россия много импортирует из Китая, спрос на юань в России большой, — сказал он. — Не знаю, преувеличивал ли [Белоусов] или нет, но в торговле с Китаем можно обойтись юанями и рублями. Она довольно сбалансирована, с небольшим дефицитом со стороны России».

«Что касается Китая, то есть официальные заявления, что почти вся торговля переведена на юани и рубли, — подтверждает Митрахович из Финансового университета. — Но я не исключаю, что при посредничестве компаний с Ближнего Востока в процессе могут применяться доллары, как и другие валюты. Поэтому там по факту не только рубли и юани. Но даже по косвенным признакам это более детально определить сложно».

За последние полтора года Китай и Россия стали больше использовать национальные валюты в двусторонней торговле, чтобы снизить зависимость от доллара США и евро и укрепить свои экономические отношения, согласен Потавин из «Финама»: «Учитывая экономические санкции, введенные против России, и стремление Китая продвигать международное использование юаня, две страны договорились вести расчеты в рублях и юанях за поставляемую нефть в обход традиционной долларовой системы». По сведениям Потавина, хотя конкретные валютные пропорции этих платежей не разглашаются, в целом доля юаня в оплате российских экспортных товаров в августе нынешнего года составляла 29%, при том что на расчеты за рубли приходилось 38%, а на расчеты за доллары — 18%. В импорте же, отмечает Потавин, доля оплаты в юанях составляла 38%, в рублях — 30%, а в долларах — 11%.

А также лира

Россия и Турция еще в 2019 году подписали межправительственное соглашение о постепенном переходе к использованию национальных валют — рубля и лиры — при расчетах между двумя странами. Однако пока доллар еще занимает значительное место во взаимной торговле, хотя обе страны стараются все больше применять национальные валюты во взаиморасчетах. Министр торговли Турции Омер Болат недавно сообщил, что товарооборот между этой страной и Россией по итогам 2023 года может снизиться до $56 млрд с рекордных прошлогодних $68 млрд из-за снижения мировых цен на энергопродукты и биржевые товары. Экспорт из Турции, сообщил Болат, может составить $11 млрд, а экспорт из России — $46 млрд. При этом министр отметил, что «использование турецкой лиры и рубля в двусторонней торговле увеличивается». «Турецкий экспорт в Россию в турецких лирах вырос почти на 400%, а турецкий импорт из России в лирах вырос почти на 150%, в рублях — на 260%», — сказал Болат, не приведя конкретных сумм.

Reuters сообщал, что в октябре нынешнего года Турция импортировала 1,4 млн т российской нефти, в ноябре объем поставок может увеличиться еще больше, превзойдя рекорд в 1,43 млн т, зафиксированный в октябре 2022 года.

В 2022 году, говорит Потавин из «Финама», российский экспорт в Турцию превысил импорт турецких товаров примерно на $4−5 млрд, а в 2023 году эта сумма выросла на фоне роста поставок российских энергоносителей. «В такой ситуации переход на оплату во внешней торговле за рубли или за лиры возможен, но России это не очень выгодно, поскольку лира имеет стойкую тенденцию к обесценению», — говорит Потавин.