Закрыть зарубежный счет: как Николай II вывозил деньги назад в Россию

Купюры и облигации возвращали в страну тайно, чтобы не ставить в неловкое положение чиновников на таможне. Кроме того, в империи боялись нелепых слухов.
Источник: РИА "Новости"

В ночь с 16 на 17 июля 1918 года от рук расстрельной команды Якова Юровского погибли последний российский император Николай II, его семья и слуги. Одна из причин беспримерного ожесточения против монарха — слухи о его состоянии, считавшемся баснословным. Поиски царского золота большевиками начались уже в октябре 1917 года с обыска, учиненного красными матросами в бывшей опочивальне Александра II в Зимнем. Как оказалось впоследствии, революционеры были правы — имея возможность держать средства за рубежом, Романовы хранили их на родине, куда перевезли втайне из банков Англии и Германии в 1895—1900 и 1913 годах.

Царские монеты

Насколько богат был Николай II? Считая русского царя собственником большей части империи, американский ресурс Сelebrity Net Worth поместил его на пятое место в числе самых обеспеченных людей тысячелетия с $300 млрд личного состояния. Заработать столько почти невозможно: лишь несколько предпринимателей в истории поднимались выше отметки в $300 млрд. Правда, Романовы не занимались бизнесом: их деньги, исключая госфинансирование, происходили из земельной ренты, которую извлекало управлявшее царскими имуществами Удельное ведомство — министерство наследственных владений. Поместья Романовых были разбросаны по всей империи и даже после отмены крепостного права приносили существенный доход.

Основанные на финансовой отчетности оценки императорского благосостояния приводит историк Игорь Зимин. К маю 1917 года, когда монархия уже пала, на счетах царской семьи оставалось: в процентных бумагах — 12 110 600 рублей; на текущих счетах — 358 128 рублей 27 копеек, наличными — 3 083 рубля. Впрочем, до потрясений Первой мировой и революции Романовы, судя по всему, были богаче. В 1881 году Александр III унаследовал от своего отца Александра II сумму в 90 млн рублей. И, взвесив все за и против, вложил ее в лондонский Bank of England.

Его стены и в наши дни строго хранят тайны вкладчиков. Тем не менее в 1990-е годы финансисту и расследователю Уильяму Кларку удалось проникнуть за их покрывало. Он узнал, что деньги царей оставались в Великобритании вплоть до 1900 года, но с каждым промежутком времени таяли. Последняя запись в личном счете императора Николая Второго — всего ?5 тыс. Так вышло потому, что средства обналичивались и купюрами вывозились в Россию.

Центр и банк

Находки Кларка подтвердили версию событий, еще в 1920-е изложенную князем Дмитрием Оболенским на основе рассказов министра двора Александра Адлерберга. Оболенский писал, что «до Александра III никаких капиталов русские императоры не имели ни в каком заграничном банке: они верили в Россию, в прочность своей власти и никуда бежать из России не собирались». Затем последовал британский этап русских денег. Но, воцарившись, Николай II распорядился вернуть в Санкт-Петербург все наследственное имущество. Эта операция, технически тяжело осуществимая, затянулась на пять лет.

Британцы тяготились потерей клиента. По сообщению Оболенского, «Английский банк ставил всякие препятствия к возврату денег. Потребовалось исключительное искусство управляющего Русским государственным банком Э. Д. Плеске (впоследствии министра финансов), вынужденного лично отправиться для этого в Лондон, чтобы добиться осуществления [этой работы]».

Кларк считает, что действия Николая II объяснялись его «сердечным патриотизмом» на фоне все возраставшей долговой нагрузки, отягощавшей бюджет. Действительно: к 1901 году внешний долг империи возрос до 2,4 млрд рублей, потраченных, в частности, на строительство Транссиба. Одним из кредиторов страны традиционно выступали англичане. Держа в лондонском банке крупную сумму, русский царь оказывался внутри финансовой петли, превращаясь в заимодавца своего собственного правительства, что в глазах Николая II выглядело неприемлемо.

Германский зигзаг

Разразившаяся в 1905—1907 годах первая русская революция все же побудила Романовых задуматься о выводе части средств за границу. На этот раз речь шла о много меньшей сумме, чем в 1880-е: 4,5 млн рублей. Эти деньги были оформлены на дочерей Николая II: сохранявший доверительные отношения с Германией монарх разместил средства в берлинском банке Мендельсонов. Но, когда революционная гроза миновала, вложения должны были возвратиться назад. Царь потребовал имущество на родину и назначил ответственного за трансфер: министра двора Владимира Фредерикса.

Двигало ли сановником предчувствие беды или беспечность, но он затягивал работу в течение 6 лет. Только в 1913 году основная часть денег возвратилась в столицу, притом ввозить их пришлось втайне от собственной таможни, чтобы не вызвать кривотолков. Интересный факт о возвращенном имуществе сообщил в эмиграции бывший премьер-министр Российской империи Владимир Коковцов: используя заграничный банк в качестве сейфа, царь разместил в нем по преимуществу русские процентные бумаги, отдав им предпочтение перед иностранными ассигнациями.

Возможно, этим, а также гиперинфляцией Первой мировой объясняется резкое обесценивание той суммы, которую все-таки не успели вывезти из Берлина. В 1934 году немецкий суд вынес определение о ее принадлежности выжившим родственникам Романовых, включив в их число многочисленных немецких аристократов — родственников Николая II со стороны жены. Но общая сумма царских авуаров оказалась настолько незначительной — ?25 тыс., что делить ее на столь многих наследников уже не имело смысла. Выжившая сестра Николая II Ксения Александровна, возможно, экономя на транспортных расходах, не заинтересовалась получением своей доли и не забрала ее.

Приключения русского золота

Что же произошло с теми деньгами, которые последний русский царь возвратил на родину в предчувствии надвигавшейся войны? Едва ли можно отделять их от российского золотого запаса, за обладание которым на полях Гражданской войны развернулась не имевшая примеров схватка. Один из первых ее эпизодов произошел в Казани, куда основную часть национальных богатств вывезли в надежде обезопасить от немецкого наступления. Никто не мог себе вообразить, что в 1918 году линия фронта пройдет уже по Волге. Восставшие против большевиков чехословацкие части, поддержанные русскими белыми отрядами, поставили под контроль древний город, и случайно размещенные в нем несметные сокровища оказались в их руках.

В последовавшие месяцы золотой запас империи отступал по железнодорожным шпалам на восток, следуя за противниками советской власти. Часть денег без зазрения расхищали по дороге, но большую часть довезли до Омска, где их временным распорядителем выступил самопровозглашенный верховный правитель России — адмирал Александр Колчак. После его пленения и казни большевиками финансовый след Российской империи утратил четкость. В 1990-е годы эта недосказанность породила волну интереса к загадочному наследству, якобы не то спрятанному, не то потерянному, но в наши дни исследователи смотрят на его возможное обнаружение с нескрываемым скепсисом. В научных кругах преобладает мнение, что искать давно, увы, нечего: сокровища Российской империи ушли на нужды Белой армии, а также эмигрантского сообщества, и до наших дней, как и деньги Николая II, не дошли.

Игорь Гашков