Инфраструктурный риск не реализовался: ЦБ заблокировал введение нового термина в страховую практику

Предложение страховых компаний о введении термина «инфраструктурный риск» при выплате доходов по инвестпродуктам не нашло поддержки у ЦБ. Регулятор продолжает требовать от участников рынка безусловно выполнять инвестиционные обязательства. Брокеры считают, что появление нового понятия увеличило бы прозрачность операций, хотя и потребовало бы подписания клиентом специальной декларации о рисках. Юристы же предупреждают, что это может привести к снятию значительной части ответственности с профучастников и страховщиков.
Источник: Reuters

ЦБ не согласился с идеей уточнить норму о выплате дополнительного инвестдохода по финансовым инструментам страховых компаний в случае реализации инфраструктурных рисков. Речь идет о том, чтобы выплачивать такой доход вне зависимости от неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств профучастниками рынка ценных бумаг, организаторами торговли, клиринговыми и кредитными организациями. Позиция регулятора приведена в опубликованной 31 мая таблице замечаний и предложений к изменениям в указание о минимальных требованиях к добровольному страхованию жизни.

Страховщики предлагали ввести в нормативный акт понятие инфраструктурного риска с указанием дополнительных характеристик профучастников, в частности, выполняющих функции посредника по перечислению инвестиционного дохода или иных типов выплат по активам, в которые инвестированы страховые резервы страховщика. По мнению участников рынка, это необходимо, чтобы отделить подобные случаи от рыночного и кредитного риска эмитентов. В противном случае норма может трактоваться как безусловная обязанность выплачивать дополнительный инвестдоход страхователю, считают страховщики.

Регулятор же полагает, что «термин “инфраструктурный риск” не может быть использован в нормативном акте Банка России, так как в законодательстве отсутствует раскрытие данного понятия».

С февраля 2022 года страховщики стали отказывать клиентам в выплате дополнительного инвестиционного дохода по инвестиционным продуктам, поскольку на фоне санкций перестали получать от контрагентов необходимые суммы из-за блокировки платежей по иностранным активам. По оценкам независимого эксперта Андрея Бархоты, объемы невыплаченного из-за блокировок инвестиционного дохода по договорам страхования жизни достигают 5 млрд руб.

Брокеры считают, что введение нового термина могло сделать рынок прозрачнее. Формализация понятия инфраструктурного риска назрела, о нем говорят с самого начала разрыва финансовых цепочек, отмечает управляющий директор «Иволга Капитала» Дмитрий Александров. Ответственность за недопущение этого риска должен нести брокер, либо же клиент должен в явном виде принять, что он готов эти риски нести, считает он. Это можно реализовать, например, через подписание специальной декларации о рисках.

Однако юристы считают, что подобные нововведения могут негативно сказаться на клиентах. «Сложно сказать, куда нужно вносить понятие “инфраструктурного риска”, нет даже уверенности, что это может перейти в плоскость официального внесения в законодательные акты, так как в данном случае страховщики могут получить возможность максимально снимать с себя ответственность и относить к инфраструктурному риску все случаи, где профучастники не смогли получить значительного дохода, в связи с чем возможность получить более выгодный доход от такого договора еще больше снижается», — поясняет управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.

Страховщики отмечают, что сохранение текущей ситуации приведет к неприятным последствиям. Компании могут поставить очень низкую гарантированную доходность, чтобы минимизировать требование Банка России, но это будет негативно влиять на развитие рынка страхования жизни, притом что других механизмов у страховщиков влиять на этот риск неопределенности нет, если их заставят выплачивать дополнительный инвестиционный доход, поясняет собеседник «Ъ» на рынке. Не исключен вариант, добавляет Андрей Бархота, при котором страховщики попробуют найти способы предложить продукты без нового риска, поскольку объяснение смысла инфраструктурного риска может снизить мотивацию клиентов.

Юлия Пославская, Ксения Куликова