11 апреля, источник: РБК

Возможна ли новая приватизация в России. Мнения экономистов

Достижение приоритетов развития экономики можно профинансировать за счет приватизации, считает глава ВТБ Андрей Костин. РБК попросил экспертов оценить перспективы запуска нового приватизационного процесса.

Источник: РИА "Новости"

Для построения новой модели роста экономики, опирающейся на внутренние ресурсы, нужны деньги, привлечь их можно в том числе с помощью перезапуска приватизации и наращивания внутреннего госдолга через заимствования на рынке облигаций федерального займа (ОФЗ). Такое мнение высказал президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин в статье для РБК.

В ситуации санкционного давления актуально возобновление приватизационной программы, полагает Костин. Среди плюсов приватизации помимо привлечения средств в бюджет от продажи имущества он называет развитие конкуренции, укрепление основ рыночных механизмов, придание динамики дальнейшему развитию фондового рынка и «формирование новой генерации менеджеров».

Источником средств для экономики также может стать размещение облигаций федерального займа, пишет глава ВТБ, отмечая низкий текущий уровень госдолга (около 17% ВВП при критичном пороге 60% ВВП). По его оценке, без существенных рисков для финансовой стабильности отечественная экономика может дополнительно получить порядка 70 трлн руб.

РБК спросил у экспертов, как они оценивают перспективы этих идей и какие видят последствия их реализации.

Директор по инвестициям «Локо Инвеста» Дмитрий Полевой:

«Тезис про приватизацию — своевременная и неоправданно забытая идея про то, как можно одновременно дать дополнительный восстановительный импульс экономике, отдать частному сектору все то, что можно отдать с целью повышения эффективности и снижения бремени прямых и косвенных расходов бюджета. Но важная предпосылка — это должна быть приватизация на конкурентных условиях по справедливым ценам, чтобы активы получили именно те, кто в них заинтересован и сможет эффективно управлять, а не продажа “своим за бесценок”. Дополнительно активы можно предложить и дружественным нерезидентам, что позволит привлечь прямые инвестиции».

Что касается госдолга, то при текущих ставках и рисках здесь вряд ли есть большой потенциал для расширения. Как только появится уверенность в сохранении низкой и предсказуемой инфляции у целевых 4% и рынок поверит в планы бюджетной консолидации в ближайшие годы, то рынок долга сам активизируется без какого-то постороннего влияния.

Главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец:

«Наращивание госдолга выглядит более реалистичной мерой в ближайшее время, чем приватизация. По нашим оценкам, если мы сохраним заимствования через рынок ОФЗ, например, на уровне, который у нас был в предыдущие девять лет (1,5% к ВВП), то у нас к 2030 году уровень госдолга будет в районе 21% к ВВП. Если мы увеличим заимствования до 3% к ВВП в год, то к 2030 году наш госдолг останется на уровне 30%. Это все еще вполне умеренный по мировым стандартам уровень, который можно комфортно обслуживать».

«Единственный нюанс — учитывая, что наш рынок еще продолжает адаптироваться к структурным изменениям, — увеличение интенсивности заимствований в два раза, видимо, должно оплачиваться существенной премией. Если будет продолжать расти доля банков во владении внутренним долгом, то неизбежно будет возрастать и доля бумаг с переменным купоном».

Это может привести к рискам возникновения определенного конфликта интересов между денежно-кредитной и бюджетной политикой, между интересами ценовой стабильности и финансовой стабильности. В таком случае будет трудно понять, что надо делать, если надо повысить ставку, и это может привести к росту нагрузки по обслуживанию госдолга.

Директор Института народнохозяйственного программирования РАН Александр Широв:

«Возможности приватизации сегодня ограничиваются текущим состоянием рынка и низкой стоимостью активов. Приватизировать ради приватизации — не думаю, что это эффективно. Стоимость крупных публичных компаний с госучастием занижена: много за них не выручить, а их стратегическая значимость слишком высока».

За счет заимствований уже частично финансируется дефицит бюджета. Вероятно, это будет продолжаться, что нормально при текущем уровне госдолга. Но в чем риск более активного участия банков в заимствованиях?

«Если на рынке есть гарантированный государством относительно высокий доход, то финансовый сектор будет вкладываться в этот инструмент вместо зарабатывания средств за счет кредитования как текущей производственной деятельности, так и инвестиционных проектов».

Директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев:

«Возможности российских банков как инвесторов ограничены, они должны еще кредитовать экономику, формировать ресурсы, чтобы вкладывать свои активы. Всякое увеличение долга будет вызывать его удорожание, то есть повышение ставки доходности, по которой государство заимствует. Цифра привлечения 70 трлн руб. по ОФЗ не выглядит реалистичной. Текущий объем рынка ОФЗ чуть превышает 18 трлн руб».

Что касается приватизации, то в текущих условиях ее реально провести только по модели залоговых аукционов. Возможно, это приведет к относительному повышению эффективности управления ими. Но не думаю, что сыграет хорошую общественно-политическую или социальную роль.

Директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков:

«Государство — самый неэффективный инвестор, как показали реализованные в России мегапроекты. Мы провели сочинскую Олимпиаду по стоимости — с учетом дефлятора — американской программы высадки на Луну, притом что масштабы двух событий совершенно несопоставимые. Для экономического роста требуются инвестиции в денежной форме, в технологии, человеческий капитал и соответствующий благоприятный инвестиционный климат. Если мы посмотрим структуру бюджета России, то вполне очевидно, что она не отвечает этим задачам».

«Около миллиона человек, причем самых востребованных профессий, покинули пределы России (по экспертным оценкам, с начала СВО из страны уехали до 700 тыс. человек. — РБК). Понятно, что потребуются десятилетия, чтобы возместить это, если это вообще возможно».

В этих условиях у нас крупные частные инвесторы если и будут вкладываться, то с очень большой опаской, под какие-то личные гарантии, которые на самом деле могут ничего не означать. Зарубежных инвесторов едва ли удастся привлечь в ближайшее десятилетие.

«Что касается приватизации, то для нее должны быть прозрачные и понятные условия, в том числе в судебной системе, что сейчас оставляет желать лучшего».

Директор Института экономики роста им. П. А. Столыпина Антон Свириденко:

«Приватизация несет за собой достаточно плохой шлейф из 1990-х годов. Поэтому новая приватизация — вопрос не только экономический, но и социальный: здесь важно соблюсти интересы общества. Сама приватизация была бы нужна скорее не для получения денег, а для повышения эффективности управления госактивами, снижения их громоздкости. Частные компании лучше следят за своими расходами, потому что не могут рассчитывать на дотации государства в сложный момент. Они вынуждены оптимизировать затраты и постоянно создавать новую продукцию, чтобы быть конкурентными на рынке. Кроме того, они менее коррупционны».

Доля государства в экономике у нас оценивается в 40−50%. В прошлом году государство вынуждено было поддерживать активы, которые подверглись санкциям. Но дальнейшее укрепление госсектора — вопрос опасный.

«Нужна скорее не приватизация, а корпоратизация, разукрупнение больших квазимонополистических монстров. И здесь речь идет в первую очередь не о нефтегазовой отрасли, а об энергетике, банках, муниципальных коммунальных госкомпаниях. Такой процесс, например, сейчас начинается в “РусГидро”. Там головной офис переносят в Красноярск, компанию делят на две части. Из госкомпаний можно создать крупные центры доходов в регионах, куда они будут платить налоги, создать сильные региональные банки, энергокомпании и т. д.».

Реклама
Спасибо за обратную связь
О рекламодателе
Не интересует
Уже приобретено
Препятствует просмотру
Недобросовестная реклама