Рост зарплат в России обогнал рост производства и тормозит экономику

Реальные зарплаты в феврале 2023 года росли в годовом выражении на 0,6% на фоне падения экономики на 3,2%, по оценке Минэкономики. Макроэкономисты фиксируют продолжающееся отставание производительности от роста зарплат в рыночных секторах на фоне рекордного сокращения безработицы и перетока рабочей силы в госсектор. Это угрожает не только росту цен и снижению капвложений, но и сжатию потенциальных темпов роста ВВП в будущем.

Подсчитав удельные трудовые издержки (объем выпуска на одного работника с учетом динамики отраслевых цен производителей и роста номинальной зарплаты), в Центре экономического прогнозирования Газпромбанка (ЦЭП) отмечают, что для большинства отраслей промышленности, в особенности экспортно ориентированных, производительность труда в 2022 году росла заметно медленнее зарплат. «Рост расходов на труд не был в полной мере опережающим, а больше компенсировал отставание, сформированное в 2021 году при высоких экспортных доходах — соотношение вернулось к уровням 2018−2020 годов», — уточняют в ЦЭП.

В свою очередь, расчеты Александра Исакова из Bloomberg Economics (где затраты на труд оценены как отношение ФОТ к выручке) фиксируют, что с 2018 года конкурентоспособность обработки росла, так как рост выпуска и отпускных цен более чем компенсировали умеренный рост зарплат. В 2020 году картина ненадолго изменилась — спад выпуска и цен не компенсировался снижением занятости, но рост цен в 2021-м и восстановление выпуска скорректировали рост издержек на труд. В 2022 же году начались «радикальные изменения» — рост зарплат остался двузначным, а выпуск начал сокращаться. Цены производителей сначала компенсировали эти потери, но перестали это делать со второй половины года и до сегодняшнего дня. «Ситуация в обработке действительно не выглядит благоприятно — ни для роста инвестиций частного сектора, ни с точки зрения инфляции», — заключает экономист.

По оценке ЦЭП, выделяется ситуация в строительстве, где расходы на оплату труда росли еще быстрее, чем в среднем по экономике (в том числе и в 2021 году), и не сопровождались соразмерным увеличением объемов строительства.

«В отличие от более сбалансированной ситуации в промышленности (с учетом добычи. — “Ъ”), будущее замедление динамики в строительстве может привести к большему сокращению зарплат/занятости в отрасли», — полагают аналитики центра.

Расчеты же Bloomberg Economics уже фиксируют падение издержек на труд в строительстве за счет сокращений, выпуска и цен. В 2021 году зарплаты в отрасли и рост занятости опережали рост выпуска, и часть выигрыша от льготной ипотеки перераспределилась не только к акционерам, но и к сотрудникам. В 2022 году рост выпуска и сокращения занятости в стройке привел к падению удельных затрат на труд, что продолжается и сейчас. «Отрасль была одним из основных доноров мобилизации, вместе с розничной торговлей», — замечает экономист.

В целом в Bloomberg Economics заключают, что удельные издержки на труд быстро росли в 2022 году и продолжают расти во всех нефинансовых компаниях частного сектора. Это может привести к сокращению занятости в 2023 году для нормализации удельных издержек — и государство не будет стремиться сохранить занятость на уровне секторов, а будет абсорбировать рабочую силу.

Фактически речь идет о реализации риска, о котором глава Банка России Эльвира Набиуллина предупреждала в 2022 году: «Рост зарплат в 2023 году может опережать темпы увеличения производительности труда… это может привести к дополнительному росту цен через издержки бизнеса».

В отдаленной перспективе такая ситуация снижает и потенциальный рост экономики — до 1%, считает экономист Родион Латыпов, автор Telegram-канала «Твердые цифры». «Рецепт более высоких потенциальных темпов роста — больше рабочей силы и более высокая производительность труда за счет использования капитала», — напоминает он.

Артем Чугунов