Локальный дефицит юаней, вызванный санкциями, продлился меньше дня

Он возник на следующий день после попадания под санкции Мосбиржи и был связан со спросом брокеров на юани.

Источник: Reuters

Ставка RUSFAR CNY (индикатор стоимости привлечения и размещения ликвидности в китайских юанях на российском рынке сроком на 1 неделю — FM) в пятницу 14 июня упала с 27% до 6%, свидетельствуют данные Московской биржи. Ранее 13 июня она резко выросла до 27% из-за санкций против биржи и ее «дочек», введенных накануне. Этот уровень стал рекордным за всю историю биржевых наблюдений и свидетельствовал об остром локальном дефиците юаней на денежном рынке. Например, в феврале, когда усложнилась ситуация с платежами в китайские банки и на денежном рынке возник дефицит юаней, RUSFAR CNY был на уровне 14%.

«Вчера на валютном рынке был шок из-за санкций», — констатирует главный аналитик Совкомбанка Михаил Васильев, именно с ним он связывает возникший острый дефицит юаней. В российской финансовой системе наблюдается хронический дефицит китайской валюты, добавляет он, поэтому любые даже небольшие шоки приводят к резкому взлёту ставок.

Оборот торгов юанем на Мосбирже 13 июня с расчетами «завтра» составил 184,5 млрд рублей. ЦБ и, возможно, некоторые госбанки насытили юанями рынок и уже к вечеру четверга 13 июня ситуация нормализовалась, указывает Васильев, а в пятницу ставки вернулись на уровень вторника.

Центробанку 13 июня пришлось продать на Мосбирже рекордные 14,23 млрд юаней, или 174,2 млрд рублей в рамках операций по валютным свопам. На пятницу 14 июня лимит по свопам был удвоен до 20 млрд юаней.

Всплеск ставок был связан с тем, что небольшие участники рынка выводили юани на счета в филиалы китайских банков, говорит сотрудник крупного российского банка. Также спрос на юани был со стороны брокеров и УК, отмечает ведущий аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова.

В четверг сразу несколько крупных российских брокеров ограничили вывод «недружественной» валюты, однако уже в пятницу эти ограничения были сняты.

Биржевые торги долларом США, гонконгским долларом и евро на Мосбирже прекращены с 13 июня, а из мировых резервных валют теперь «бенчмарком» в России стал юань. Резкий рост спроса на юани у профучастников фондового рынка в этом контексте неудивителен, но его причиной, скорее всего, стала временная паника из-за происходящих событий, считает Мильчакова. Она не удивлена возникновением временного дефицита юаней.

«Такое положение с отдельными валютами может регулярно возникать в ходе работы бирж и, в принципе, может считаться вариантом нормальной работы финансовой системы», — указывает руководитель департамента по работе на финансовых и фондовых рынках Норвик-банк Алексей Суханов. Уже к вечеру, что закономерно при подобном развитии событий, котировки пришли в норму — как только разрешилась локальная ситуация с юанем на рынке. Сейчас котировки свопа юань-рубль находятся на обычных для себя значениях, поэтому, по его мнению, говорить об остроте ситуации и дефиците юаней на российском рынке преждевременно.

Ранее ЦБ предупреждал, что из-за валютных ограничений в Китайской народной республике (КНР) и рисков вторичных санкций банки материкового Китая не могут выполнять функции провайдеров юаневой ликвидности. «Основным источником фондирования юаневых активов российских банков могут быть внутренние сбережения российских компаний и граждан», — говорилось в обзоре финансовой стабильности ЦБ.

Российские компании получают юани в основном от торговли, а не от китайских банков, поэтому юаней, особенно длинных, в российской финансовой системе хронически не хватает, указывает Васильев. В результате российские банки повышают ставки по депозитам в юанях, чтобы привлечь юаневые пассивы от граждан и компаний, и иметь возможность выдавать кредиты в юанях, спрос на которые высокий.